ZaitsevS
YeZ by YEGORZAITSEV
Y e ZYEGORZAITSEV

МОЙ ОДНОКЛАССНИК ТВА

Как были вы круты и юны:
Еще не остыв от пива,
Креветками пачкая струны
Из кружек сливали мотивы.

Как нежна была скрипка,
Как чисто вел второй голос;
Падали на улыбку
Прядью грязные волосы.

Были кровавые ванны,
Шпалы венных порезов.
Часто вы были пьяны
И оставаясь трезвыми.

Была ситуация «Битлз»,
Были взлеты, распады.
Утренняя убитость
И ночные расклады.

Харкали песнями в рожи
Лоснящиеся от снобизма.
Вы были тек непохожи
На лидеров конформизма.

Гитарные боеголовки
Пошлостью изрыгали
В честное сердце тусовки
Забитых стремных подвалов!

Гневно сверкали глазами
Услышав про рок-блеваторию  —
Творчества чистое знамя
Билось над  «Крематорием».

Куда же все подевалось:
Вас поманили коврижкой,
И вы ушли из подвалов,
Хвастаясь членскими книжками.

Нам надристеть на книжку  —
Мы подслушаем грубо
Чем же живет и дышит
Рок-лаборант Троегубов:

«За новые аппараты,
Милый цензор, конечно,
Будем петь о парадах
И тайге бесконечной;

О комсомольской правде
И пионерской мурзилке,
А чтоб от нас не воняло  —
Мы наденем ботинки!

Прикалывать мы устали,
Лишь прочистим расческу,
Мы — профессионалы,
А с перхотью соло — жестко.

Зачем нам теперь акустика?
Нам выдадут «Стратакастер»!..
А как-то мочившись под кустиком
Булат назвал меня «мастером»!

Вот только за что — не помню:
Пьяный был как скотина —
То ли за цикл подпольный?..
То ли — как ссал на штанину?

Главное — я Маэстро,
И пью месяцами как Леннон;
А чтобы не было тесно —
Я пою на коленях!»

Дорогу осилит идущий
Вверх, а не вниз по ступенькам —
Пей же литовку из лужи
Стоя на четвереньках.

Гордое знамя Пушкина
Несет Шевчук без печали.
Ты же в трусах у Пушкиной
Стишками резинку мочалишь.

И если тот «Крематорий»
Сжигал бородавки мещанства,
Ваш «Крем» — вазелин для норок
Полных угрей и шанкров.

Вы распахнули ставни
И вышли в большие залы —
За это вам кучки поставят
В сортире Речного Вокзала.
 
Музей Тюссо — не для крема,
Из воска не сгадить тюбик!
Где Серафим из Эдема —
Вот этот гитарный Трупик?

Может быть — возраст, годы,
И ты еще в песнях высок?
Но что же от рук уходят
Ниточки под потолок?

Они лежат на гитаре
Козлобородого Брута,
А струны с нее содрали
Те, кто играет круто.

Кто не встал на колени,
Кто ярмо не навесил,
Кто не знал примиренья
В своих непокорных песнях.

Copyright © YEGOR. All rights reserved.